ЛАТВИЙСКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ: ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ
2004-04-06 
Комментарии (9)
Источник: BAS
Автор: Буйвид Эрнест Густавович 
Латвийская промышленность: этапы промышленной революции, взлёты и падения, перспективы.
Латвийская промышленность за свое более, чем столетнее существование пережила две промышленных революции. Первая из них начиналась в последней четверти 19 века, и длилась до начала Первой мировой войны. Её развитие связано было с отменой крепостного строя в России и начавшимся бурным развитием капитализма. Рига в этих условиях оказалась одним из основных портов Российской империи, через который проходила значительная часть её внешней торговли и где концентрировались значительные капиталы.


Одновременно с отменой крепостного права в России, в Риге были отменены ограничения на строительство и организацию предприятий, связанные с тем, что Рига входила в перечень крепостей империи и сущетвовали ограничения на гражданское сторительсво в ней. Эти ограничения были отменены в 1866 г., что, вместе с наличием значительных капиталов, созданных торговлей, создало прекрасные условия для промышленного развития в Риге. Рига стала превращаться в промышленный центр. В ней с самого начала концентрировалось 89% всего промышленного производства Лифляндской и Курляндской губерний.

Промышленное развитие началось уже в 60-х годах 19 века. Его стимулировала также таможенная политика России, которая придерживалась умеренного протекционизма и поддерживала развитие внутреннего промышленного производства. Промышленные предприятия в Риге строились для замещения товаров, проходивших через рижский порт в Россию.

В результате, уже в 1879 г. Рига стала по числу рабочих на фабриках и заводах третьей в Российской империи, после Петербурга и Москвы, а по стоимости произведенной продукции (19 млн. руб.) её, кроме столиц, ещё обгонял только центр текстильной промышленности – Иванововознесенск.

В этот период были построены железные дороги: Рига-Орёл, Рига-Лиепая-Ромны, Вентспилс-Москва-Рыбинск, Рига-Псков (соединялась с линией Петербург-Варшава). Это создало удобные связи с внутренними районами России, создало прекрасные условия для развития Рижского порта, что вывело Рижский порт по товарообороту на 1 место в империи, оставив позади порты Петербурга и Одессы и обеспечив капиталами начавшуюся индустиализацию Риги. Вот темпы прироста работающих в промышленности в Риге:

Число работающих в промышленности Риги

Всего % от общ. Прирост Годовой
Тыс.ч. чис.жит. % прирост %
1867 г. 32,5 31,6 - -
1897 г. 120,842,8372 %12,4%
1913 г 266,355,2120 %8 %

Как мы говорили, в Риге концентрировалось около 90% всего местного производства, это соотношение поддерживалось постоянно, оно справедливо и сегодня в отношении всей хозяйственной деятельности, т.е. эти темпы роста справедливы и для всей Латвии. Как мы видим, к 1913 г. работа в промышленности становится занятием более половины населения. Темпы развития промышленности были действительно революционные - прирост от 8 до 12 % в год. Сейчас такие темпы трудно себе представить. Это было серьезное промышленное строительство - доля средних и крупных предприятий в общем объеме достигла 57 %. Например, завод резиновых изделий «Проводник» (на его месте теперь РЭЗ) по объему производства резиновых изделий занимал второе место в России и четвертое в мире, а по шинам – второе место в мире.

Сегодняшняя мечта об иностранных инвесторах в то далёкое время претворялась в жизнь без проблем. Среди промышленных предприятий капитал распределялся следующим образом:

- российский - 52,5 %;

- немецкий - 14,6 %;

- французский- 23,3 %;

- скандинавский – 1,8 %;

- других стран - 2,6 %.

Были построены крупные предприятия: упомянутый выше «Проводник» (12000 рабочих), Русско-Балтийский вагоностроительный завод (3800 раб.), судоверфь «Ланге», второй вагоностроительный завод «Феникс» (2500 раб.), машиностроительный завод «Фельцер и Ко», электротехническая фабрика «Юнион» (будущий ВЭФ), первый в России завод суперфосфата в Милгрависе(закрытый в 60-х годах), цементный завод. В 1913 г в Риге было уже 323 промышленных предприятия с числом рабочих, в среднем, 238 на каждом, а на 16 предприятиях – более 1000 чел. Сейчас таких заводов в Риге уже не осталось. Основной объем продукции промышленности - 63% отправлялся в Россию. Хорошие связи с Российскими регионами, наличие морского порта вывели Ригу на первое место по темпам развития в Российской империи:

Темпы индустриального прироста, % в год

регионов Российской империи

Регионы Число фабрик Число рабочих Объем продук.
Вся Россия 0,9 3,3 4,8
Петербург 0,5 3,5 4,1
Москва 1,0 3,0 5,7
Рига 2,0 5,2 7,3

Другие регионы будущей Латвии промышленное строительство затрагивало слабо. В Курземе работало 10 предприятий – 6 кирпичных заводов, игольная фабрика в Кулдиге, 2 стекольных завода и лесопилка в Вентспилсе. В Латгалии – 4 завода и ж.-д. мастерские в Даугавпилсе.

Отраслевая характеристика промышленности в 1900 г.

Отрасли Число предпр. Кол.рабочих Стоим. прод., млн. руб.
Текстильная38 813812,6
Бумажная и полиграфическая543471 5,1
Деревообрабатывающая567402 12,3
Металлообработка и машиностроение 73 19479 36,6
Обработка минеральн. веществ 71 9196 6,0
Обработка животного сырья 23 1290 2,0
Пищевкусовая 55 5256 20,9
Химическая 34 6405 16,3
Всего 404 60636 111,8

Как видно из таблицы, промышленность развивалась весьма разносторонне, с упором на машиностроение и металлообрабртку. Основные рынки сбыта для латвийской промышленности лежали во внутренних районах России, транспортные связи с которыми у Риги были очень разветвленными, туда отправлялось около 70% продукции. Промышленность Латвии производила для всероссийского рынка станки, ж.-д. вагоны, электрооборудование, металлические изделия, велосипеды, резиновые изделия, бумагу, стекло, минеральные удобрения и др. Из России поставлялись лес, металл, хлопок и др. сырье.

Благодаря хорошим связям, все основные промышленные предприятия были высокодоходными, выплачиваемые дивиденты составляли 10 – 22,5% годовых. Это обеспечивало высокие темпы их развития.

Одновременно со строительством промышленности, происходило строительство и благоустройство Риги. Был построен Понтонный мост, просуществовавший до 1981 г, строились 3-4-5-6 –этажные дома. Практически весь сегодняшний центр построен в эти 20 лет. И мы до сих пор ходим по мостовым и брусчатке, уложенной в те далёкие годы перед Первой мировой войной. Строительство велось очень бурно – только в 1913 г. было утверждено 1082 строительных проекта и построено домов с 6700 квартирами.

Одновременно с процессами индустриализации очень быстро росло население Риги: в 1867 г в Риге было 102,5 тыс. жителей, в 1897 г. их стало 255,9 тыс., а в 1913 г. – 482,1 тыс., и Рига стала более латышской: в 1867 г. латышей в Риге жило 23,6%, а в 1913 г. уже 39,6%. Правда, все это время у власти находились немцы: в Рижской думе даже в 1913 г. национальный состав был следующий:

Немцы - 41 думец;

Латыши - 23;

Русские - 14;

Другие - 2

В 19 веке там были , практически, одни немцы. Обрусением, как видим, и не пахло.

В 1914 г. началась Первая мировая война, положившая конец первой латвийской промышленной революции.

Во время войны, с наступлением немцев в 1915 г, ряд важных производств были эвакуированы вглубь России. Туда были отправлены как рабочие с семьями, так и производственное оборудование. Рабочие, в двадцатых годах, после окончания гражданской войны, частично вернулись, оборудование осталось там, где было смонтировано. Эвакуации были подвергнуты такие предприятия, имевшие важнейшее военное и экономическое значение как резиновый гигант "Проводник", судостроительный "Ланге и сын", Балтийский судостроительный и судоремонтный, оба ваноностроительных завода – Русско-Балтийский и "Феникс", электротехнический "Унион", металлообрабатывающие и машиностроительные заводы "Этна", "Фельзер и Ко", "Мотор", чугунолитейный завод "Сириус" и др. Всего было эвакуировано 427 промышленных объектов из Риги и 75 из Даугавпилса.

Изменились условия и в Латвии. Она стала независимой и потеряла связи с российскими рынками и сырьем. Это решило судьбу промышленности – необходимость в крупной промышленности просто отпала. Но возник послевоенный дефицит многих гражданских товаров. На рынке отсутствовала конкуренция, что способствовало развитию мелкого местного производства для удовлетворения местных потребностей. В результате характер латвийской промышленности коренным образом изменился. Ниже, в таблице показана динамика латвийской промышленности с 1925 г. по 1939 г.

Динамика латвийской промышленности (1913 – 1939 г.)

Год Число предпр. Колич. рабочих, тыс. Объем продукц., млн.лат Рабочих на одном предприятии Продукции на одном предприятии, тыс. лат
1913 754108,0 830,0 143,2 1100,8
1925 2839 54,5 276,2 19,2 97,3
1929 2948 71,7 446,9 24,3 151,6
1934 4288 84,7 373,1 19,7 87,0
1939 6067 117,5 728,2 19,4 120,0

Как видно из таблицы, в период независимости средний размер предприятия как по числу рабочих, так и по объему продукции уменьшился примерно в 10 раз. Это уже были совсем другие предприятия, фактически – мелкие мастерские. По правилам латвийской статистики для того, чтобы предприятие относилось к промышленным, оно должно было обладать не менее чем одним двигателем, или пятью рабочими.

По общему объему продукции промышленности Латвия не смогла достичь показателей довоенного 1913 года. В 1939 г объем производства составил всего 87,7% от показателей 1913 года, а в машиностроении и металлообработке – 40%.

Глубину провала промышленности в период первой республики можно понять на примере вагоностроительного завода. До первой мировой войны этот завод (один из двух вагоностроительных заводов Риги), вагоностроительный завод «Феникс», изготавливал, в среднем, 5000 вагонов в год, за 10 лет первой республики изготовил 1425 вагонов по заказам СССР, а в 1933 г полностью прекратил их производство, т.к. СССР стал сам себя полностью обеспечивать и заказы прекратил. Правда, сегодня даже эти 140 вагонов в год недостижимая мечта для РВЗ, сегодня существующего на базе одного из цехов старого завода. Был один крупнейший по тем временам завод – ВЭФ (2690 рабочих), котрый делал всё, что требовалось в Латвии – радиоприемники, телефоны, электросчетчики, электролампочки, фотобумагу, фотоаппараты, даже выпустил 2 небольших самолета. Завод был государственный, а благодаря низкому курсу лата, иностранной конкуренции он не испытывал, но рынок Латвии был крайне узкий.

Весь период первой республики Латвия оставалась сельскохозяйственной страной, в промышленности (и ремесленничестве) было занято всего 13,5% экономически активного населения, годовой объем производства на душу населения составлял в 1934 г. 192 лата.

В таблице ниже приведена отраслевая структура промышленности Латвии по результатам промышленной и ремесленной переписи 1935 года.

Отраслевая структура промышленности в 1935 г.

Отрасль Число пром. Количество % от общего

предприятий работающих числа работающ.

Текстильная 377 16560 20,5

Бумажн. и полигр. 203 6297 7,8

Деревообрабатыв. 849 13435 16,7

Машиностроение

и металлообработка 688 14970 18,6

Обраб. минер.веществ 176 5763 7,2

Обраб.живонов.сырья 101 1603 2,0

Пищевкусовая 1953 17094 21,2

Химическая 156 4811 6,0

Как видно из таблицы, по сравнению с довоенной структурой, вдвое уменьшились доли машиностроения и металлообработки и химической промышленности. Изменилось и региональное распределения предприятий. Поскольку пропали большинство крупных предприятий, расположенных в Риге, то распеделение промышленности (и ремесленничества) стало более равномерным (см. таблицу):

Распределение предприятий по регионам

Результаты промышленной и ремесленной переписи 1935 г.

Регион Предприятия Число работн. В т.ч. опл.рабочие

Число % Число % Число %

Рига 12443 25 80543 49,65 60186 60,60

Видземе 12419 24,95 24541 15,13 11037 11,11

Курземе 8602 17,28 23670 14,59 13503 13,60

Земгале 8069 16,21 17357 10,70 8464 8,52

Латгале 8241 16,56 16098 9,93 6127 6,17

Латвия 49774 100 162209 100 99317 100

В таблице приведены в общем количестве не только промышленные предприятия, но и ремесленники. Критерий для промышленного предприятия был приведен выше. Поэтому общее количество получилось больше приведенных в предыдущих таблицах, среднее предприятие, по результатам переписи 1935 г, имело всего 3,2 работающих, из них - 2 наемных рабочих.

Как Латвия в это время выглядела по сравнении с своими соседями? В таблице ниже приведены сравнительные данные по балтийским соседям Латвии и скандинавским – Швеции и Норвегии.

Латвия и её соседи (1934 г.)

Норвегия Швеция Латвия Литва Эстония

Занятия населения:

- Сельское хозяйство 35,3% 38,7% 65,9% 79,4 58,0

- Промышленность 26,5% 29,6% 13,5% 6,4 17,2

Промышленное производство

на душу населения, лат 426 659 192 43 80

Как видно из таблицы, Латвия в части индустриализации была существенно впереди своих балтийских сестер, но примерно в три раза отставала от скандинавов, которые уже тогда были промышленноразвитыми странами. Расположенная на задворках Европы и не имеющая природных богатств, Латвия не была привлекательным предметом для иностранных инвесторов, а своих ресурсов для промышленного развития сельскохозяйственная страна заработать не могла. Если мы предыдущий период назвали промышленной революцией, то 20 лет первой республики, в части промышленного развития могут быть охарактеризованы как "промышленная контреволюция".

Этот период окончился в 1940 г., с окончанием первой республики. В 1940 г. Латвия оказалась в составе Советского Союза. Как это произошло, не входит в темы этой статьи и мы обсуждать это не будем. Наша тема – промышленность.

Что дало это событие латвийской экономике?

Маленькая тихая сельскохозяйственная страна влилась в народохозяйственный комплекс огромной страны, стоящей на пути бурного промышленного развития. Если Латвия, как мы видели выше за 20 лет независимости не смогла восстановить своё промышленное производство до уровня 1913 г. , то СССР к этому времени превысил уровень 1913 г. по производству в 7,7 раза, а по производительности труда - в 40 раз.

В Латвию вернулись все те благоприятные условия, которые определяли её стремительное экономическое развитие перед первой мировой войной – наличие портов, хорошие связи с внутренними регионами Союза, огромный неудовлетворенный спрос бурно развивающегося Союза, простой доступ к сырью.

Инвестиции и развитие промышленности начались сразу. Уже в 1940 г. началась реконструкция вагоностроительного завода «Вайрогс» (б. «Феникс») , завода «ВЭФ», Лиепайского металлургического завода и ряда других. Но начавшаяся война прервала это. После окончания войны, с 1945 г., одновременно с восстановление разрушенного началась реконструкция промышленности и строительство новых предприятий.

Вагоностроительный завод, в результате реконструкции уже в 1947 г. приступил к выпуску новой моторвагонной секции для электропоездов, а к 1950 году объем производства завода превысил уровень 1940 года в 4,7 раза. Общий объем инвестиций составил в ценах того времени 312 млн. рублей.

В пустующих с 1915 г. корпусах завода «Проводник» началось создание электромашиностроительного завода «РЭЗ», который уже с 1946 г. начал выпуск продукции - электрооборудования для комплектации электропоездов, выпускаемых вагоностроительным заводом. Завод стремительно рос и модернизировался, в результате чего объем производства на заводе с 1947 г. по 1950 г. увеличился в 40 раз, а с 1950 г. по 1958 г ещё в 6 раз. На заводе было создано 4000 рабочих мест, оснащенных современной техникой того времени.

Вкладываемые в развитие промышленности инвестиции обеспечили среднегодовой прирост промышленного производства в Латвии в 1945 – 1950 годах 45 % в год. Уже в 1950 г. объем промышленного производства превысил уровень 1940 года в 3 раза. И это было достигнуто всего за 5 лет!

В течении только первых послевоенных 20 лет в Латвии были построены крупные заводы «Автоэлектроприбор», «Гидрометрприбор», Рижский дизелестроительный завод, Рижский электроламповый завод, завод микроавтобусов «РАФ», рижский завод «Компрессор», Валмиерский завод стекловолокна, Резекненский и Даугавпилский заводы электроинструмента, заводы сельскохозяйственного машиностроения «Ригасельмаш», «Елгавсельмаш», «Лепайсельмаш», Резекненский завод доильных установок, Болдерайский завод силикатного кирпича, объединение электронной техники «Альфа», даугавпилские заводы химволокна, автомобильных приводных цепей, кабельный, Олайнский химкомбинат, Огрский трикотажный завод и другие.

Для обеспечения этого, гигантского для Латвии, роста промышленности, построены Рижская и Плявиньская гидроэлекторстанции, две ТЭЦ в Риге, расширена Кегумская ГЭС, в результате чего выработка электроэнергии увеличилась в 28 раз.

В 60-х годах были построены предприятия, сегодня являющимися гордостью и основой экономики Латвии – нефтепровод Полоцк – Вентспилс и Вентспилская нефтебаза (теперь – «Вентспилс нафта»).

Темпы вложения инвестиций и темпы промышленного развития в Латвии в 1940 – 1960 годы были в два раза выше, чем общесоюзные. В 1955 г. уже был достигнут среднесоюзный уровень промышленного производства, а за 20 лет развития в составе Союза, к 1965 г. объем промышленного производства превысил уровень 1940 г. в 17,4 раза. Промышленность давала 66% всего объема продукции республики, а в сумме с другими производственными отраслями (транспорт, связь, строительство) – 75,2 %. По сравнению с довоенной промышленностью Латвии это была качественно другая промышленность – производительность труда в ней была в 65 раз выше, чем в промышленности 1940 года. Из сельскохозяйственной страны в 1940 г, республика стала индустриально-развитой страной.

Сравните эти темпы с темпами довоенного развития промышленности в условиях первой республики. Как мы видели ранее, за 20 лет, с 1920 г по 1940, промышленность Латвии достигла уровня 87,7% от уровня 1913 г., а за период 1945 – 1965 г уровень 1940 г был превышен в 17,2 раза, т.е. темпы развития были в 17,2 раза выше довоенных. Разница фантастическая, не имеющая аналогов в мирвой практике.

В дальнейшем интенсивное развитие промышленного производства продолжалось, и к 1982 г прирост продукции промышленности составил 4750% (48 раз) относительно 1940 г., а машиностроение выросло в 650 раз, химическая и нефтехимическая – в 693 раза относительно 1940 года.

В таблице ниже приведены данные по производству основных видов продукции латвийской промышленностью в 1940 и 1983 годах, а также удельный вес в продукции всего СССР.

Производство важнейших видов продукции в Латвии и

удельный вес её в продукции СССР (1983г.)

Продукция Произведено: Удельн. вес в

1940 г 1983 г прод. СССР, %

Электорэнергия,млн.кВтч 251 4500 0,3

Пассажир. вагоны - 613 32

Трамвайн. вагоны - 220 22

Автобусы 27 14000 17

Мопеды - 208000 45

Радиоприемники 22000 2200000 24

Доильные установки - 27500 50

Хим. волокно и нити, тыс.т - 45 3,4

Бумага, тыс. т 24,4 159 2,7

Ткани, млн. м 28,1 116,3 0,8

Обувь млн пар 1,0 10,2 1,4

Мясо тыс. т 53,8 203 2,1

Сахар, тыс. т 41 251 2,2

К этому времени Латвия превратилась в один из наиболее насыщенных промышленностью регионов Союза. Составляя по численности населения 1% населения Союза, она имела 1,1% основных фондов, 1,1% занятых в народном хозяйстве, 1,2% валовой продукции промышленности, 1,3% произведенного национального дохода СССР. По промышленному потенциалу среди регионов Союза, Латвия занимала 3 место, сразу после Московской и Ленинградской областей. По своей отраслевой структуре, промышленность Латвии соответствовала структуре промышленноразвитых стран (см. таблицу ниже).

Отраслевая структура продукции промышленности

(в процентах от общего, 1985-1989 г)

Латвия СССР Вел.брит. Франц. Итал. ФРГ США

%

Топливо-энергетич. 1,9 10,8 22,1 17,9 15,5 16,2 20,8

Металлургическая 1,6 9,3 4,9 6,2 8,8 5,4 3,8

Химич. и нефтехим. 7,6 6,8 12,1 13,4 15,3 13,8 10,1

Машиностр.и мет.обр. 27,6 29,0 28,5 29,3 25,2 39,5 37,7

Строймат.,стекло, фарф. 3,8 4,1 3,0 2,6 4,5 2,6 2,2

Лесн.,дер.обр.,ц.-бум. 5,6 4,5 4,7 4,5 5,1 4,4 6,1

Лёгкая 19,0 13,8 4,7 5,9 12,2 4,2 4,4

Продовольственная 25,7 14,3 15,6 17,8 11,4 10,8 11,8

По объему производства в 80-х годах Латвия показала прирост за 10 лет 50%, с этими показателями она пришла ко второй независимости, этими показателями закончилась вторая промышленная революция в Латвии. Начались реформы.

Таким образом, мы рассмотрели две промышленные революции в Латвии, первая из них развивалась в условиях капитализма, вторая – социализма, но обе показали фантастические темпы прироста промышленности. Что же общего было в них, что давало такие результаты? Какие условия приводили к такому бурному развитию?

Несмотря на коренную разницу, вызываемую различным общественным строем (– капитализм и социализм, что общего) в обоих случаях, развитие промышленности начиналось с появлением свободных транспортных связей и свободного доступа к внутренним районам России, являвшимися рынками сбыта и источниками сырья. В первый раз это было вызвано строительством железнодорожных магистралей во внутреннюю Россию, во втором случае – восстановлением этих связей после ликвидации государственной границы. Результат в обоих случаях превосходный.

Закрытие восточной границы в 1920 г, при свободном движении на запад, уморило латвийскую промышленность и превратило Латвию в сельскохозяйственную страну, притом, с очень бедным сельским хозяйством.

Как вы думаете, чего можно было ожидать после 1991 г, когда у Латвии опять прекратились связи с рынками сбыта и источниками сырья?

Рыночная экономика на этот вопрос дает совершенно однозначный ответ – ожидать можно только смерти производства. В таких условиях может существовать только первобытное натуральное хозяйство. Однако, у нас, в Латвии, от этого, уже более 10 лет, ждут промышленного расцвета. Как это характеризует наших руководителей?

Посмотрим, что произошло с Латвийской промышленностью. То, что она куда то исчезла, знают все, многие даже говорят, что надо бы её "реанимировать".

Что же в действительности произошло с промышленностью в независмой Латвии?

В июле 1992 г. в Латвии был введен латвийский рубль. В момент введения он был приравнен к советскому (российскому) рублю, но уже в августе 1992 г его курс был повышен до 1,3 рос. рубля и в дальнейшем курс рос ежемесячно, постоянно удорожая продукцию латвийской промышленности и делая её не конкурентноспособной. Ведь повышение курса рубля с 1 до 1,3 означает повышение себестоимости и цен на 30%. А если это повторяется ежемесячно?

Падение производства в промышленности происходило катастрофическими темпами. Объем продукции уже в августе 1992 г. составил: на заводе ВЭФ 63,4%, ЭЛЛАР 57,8%, Радиотехника – 49,4%, Дамбис – 28,1% первоначального уровня, и т.д. Уже во втором полугодии 1992 г было уволено 20,6 тыс. рабочих.

Постоянное увеличение курса латв. рубля относительно российского привело к постоянным убыткам от реализации продукции и израсходованию оборотных средств. Это усугублялось относительным ростом цен за местные энергоносители. Предприятия остались без оборотных средств и остановились. К 1995 г объем производства в промышленности составил 35,2% от уровня 1990 г. Число рабочих сократилось на 182 тыс. чел.

Министерство промышленности было ликвидировано, и судьба промышленности ни кого не интересовала. Предприятия умирали в одиночку, экономически совершенно свободными.

От крупнейшего и широко известного латвийского предприятия – ВЭФ-а, где работало 20 тыс. человек, и который зарабатывал для республики 580 млн. долларов, остались только осколки вспомогательных служб, на которых продолжает работать 200 – 300 человек. Пустующие корпуса завода площадью 75 тыс. кв. метров купил по дешевке итальянский предприниматель Э. Преатони и намеревается устроить торговый центр.

На известном во всём бывшем Союзе радиотехническом предприятии - ПО «Радиотехника», где работало 17 тысяч человек и продукцией которого с годовым объемом производства 500 млн. долларов снабжался весь Союз, и которая вывозилась в 28 стран, теперь осталось 300 – 400 человек, и радиоприемников она больше не производит, работает по отдельным заказам цех акустических систем.

На одном из ведущих предприятий электронной промышленности СССР – объединении «Альфа», где работало 8500 человек и производилось 60 миллионов различных микроэлектронных изделий на сумму 200 млн. долларов, теперь осталось 150 человек, на электротехническом заводе РЭЗ, обеспечивающем электрооборудованием все электрички в Союзе и производившем половину всех стиральных машин Союза, из работавших 4000 человек , осталось 500, на заводе микроавтобусов РАФ из работавших 4500 человек нет никого, кроме администратора и все оборудование распродано, на Рижском вагоностроительном заводе из 2500 человек осталось 180 человек. В таком же положении находятся Рижский дизелестроительный завод и бывший завод Коммутатор (сейчас "Дамбис"), производивший радиостанции. Самое уникальное предприятие машиностроения в Прибалтике – завод ЭЛЛАР, производивший оборудование для микроэлектронной промышленности, с точностью позиционирования 5 микрон (!) исчез полностью, его остатки проданы за 420 тыс. лат. И так далее. Только на перечисленных крупных предприятиях Риги потеряно 60 тыс. рабочих мест. Они потеряны окончательно, т.к. оборудование продано, частично как оборудование, частично – как металлолом, рабочие разошлись и за 10 лет простоя потеряли квалификацию, а подросшая на смену молодёжь квалификацию не получила. Латвия, как экономически развитая страна свою промышленную квалификацию потеряла. Остались только пустые производственные корпуса, пригодные для съемки фильмов из жизни мафии. Бастовать, возмущаться и что-то требовать просто уже некому. И разговоры о том, что правительство должно что то сделать для реанимации промышлености совершенно не имеют смысла, т.к. реанимировать больше нечего. Надо строить заново, создавая рабочие места и обучая рабочих. с нуля. И при этом, надо учитывать, что создание современного рабочего места сейчас стоит 100 – 120 тыс. долларов, а обучение квалифицированного рабочего - 10 тыс. долларов.

Продолжают работать предприятия пищевой промышленности (на уровне 10 – 30% былой мощности, Лиепайский металлургический завод, Огрский трикотажный комбинат, Валмиерский завод стекловолокна и несколько небольших предприятий с числом рабочих 100 – 150 человек, многие из которых продолжают медленно умирать, например – завод технологической оснастки (штампов и прессформ) Acot Tehnologies (б. РОЗТО), купленный иностранцами, объявлен неплатежеспособным. Но и предприятия пищевой промышленности дышат на ладан: Рижский мясокомбинат уже два года заканчивает с убытками, а Резекненский мясокомбинат, Айзпутский завод сухого малока и Резекненский молочно-консервный заводы уже объявили о сваей неплатежеспособности, рыбоконсервное предприятие "Юрас лицис" – обанкротилось, оставив без работы 1100 человет и несколько Золотых медалей, регулярно присуждавшихся ему "За лучший латвийский товар" – шпроты в масле. И так далее. Созданные в Латвии условия не способствуют развитию производства.

Вот структура современного состояния промышленного производства Латвии

(за 2000 г., в % к уровню 1990 г):

Добывающая промышленность - 59,6%

Обрабатывающая промышленность - 45,3%

Продовольственная пром. - 40,9%

Текстильная - 36,7%

Деревообрабатывающая - 335,7%

Целюлезно-бумажная - 64,2%

Полиграфическая - 165,7%

Химическая - 16,5%

Машиностроение - 13,8%

Электромашиностр. и приборостр. - 21,1%

Радио - 3,7%

Авомобильная - 2,9%

Мебель - 59,2%

Мы видим, что все ведущие отрасли промышленности, где Латвия имела наибольшие успехи и занимала ведущее положение в Союзе – машиностроение, химия, электромашиносттроение, радио, автомобильная (РАФ) умерли практически полностью. Все заменила деревообработка, в основном – просто лесоповал, как в сибирской тайге. Глубокая деревообработка – мебель, целюлёза и бумага – составляют всего около 50% от уровня 1990 г. Если из расчета исключить девевообработку, от латвийского производства остануться жалкие крохи. И это после того, как латвийская статистика уже 5 лет восхищается нашим "стремительным" ростом.

Далее.

Для поддержания основных фондов в промышленности на уровне, отвечающем современному развитию технологии, необходимы постоянные инвестиции в развитие и обновление производства. При стоимости основных производственных фондов республики на конец 1990 г. 22,5 млд. дол. и средней норме амортизации 8 лет, необходимы ежегодные инвестиции в развитие производства в размере 2,8 млд. дол. Это только для поддержания уровня, без какого-либо развития. А у нас за 11 лет, на конец 2001 г. все накопленные иностранные инвестиции во всё народное хозяйство составили 1025,3 млн. лат. Т.е. долг равен инвестициям за срок более 10 лет и накопленный долг составляет 28 млд. дол., то сейчас основные фонды (даже то, что осталось) - это старая рухлядь, к современному производству не пригодная. Для сравнения: в 80 годах Радиотехника ежегодно вкладывала в техническое развитие 30 млн. руб., а сейчас она вложила 64 тыс. лат. А 10 лет простоя, без обновления и развития технологии привели к тому, что когда в 1999 г. «Радиотехнику» приватизировали, и новые владельцы поехали по миру искать заводу заказы, оказалось, что технология за это время ушла вперед и технология «Радиотехники» уже не применяется, заказов нет.

Далее.

При подготовке к приватизации была проведена переоценка основных средств народного хозяйства. В результате все основные фонды страны были оценены в 3,1 млд. лат, при их стоимости в конце 80-х годов в 20,76 млд. лат., т. е в 7 раз меньше, соответственно сократив отчисления на амортизацию и обрекая, таким образом, основные фонды на смерть, без наличия средств к их восстановлению. Т.е даже при прекрасной конъюнктуре на рынке, процветающее предприятие не может отчислить в фонд амортизации достаточно средств, и обречено на умирание. А с учетом прошедшего времени ВСЕ предприятия Латвии скорее мертвы, чем живы, а оборудование их или продано в Польшу за 5 % стоимости, или сдано в металлолом и переплавлено на Лиепайском металлурге в строительную арматуру.

В 1990 г в промышленности Латвии работало 391 тыс. человек. Учитывая, что сегодня рабочее место со всей требуемой инфраструктурой стоит в среднем 100 – 120 тыс. дол. то для восстановления потерянной промышленности Латвии требуется 47 млд. дол (28,2 млд. лат). Можно посчитать, сколько это займет времени при современном темпе вложения инвестиций (см. выше). Получится, что Латвия в своем существующем положении потеряла свою промышленность навсегда.

Продолжают работать в Латвии предприятия пищевой промышленности, на уровне 10 – 30 % своей былой мощности, Лиепайский металлургический завод, Огрский трикотажный комбинат, Судоремонтный завод, завод электроинструмента в Резекне, несколько небольших предприятий с числом рабочих 100 – 150 человек. Но и они дышат на ладан. Теперешний наш промышленный флагман – Лиепайский металлург потерял 60 % своего рынка в результате антидемпинговых мероприятий в США и Канаде, Европе он тоже не нужен. В феврале 2000 г. комиссары ЕС, посетив Лиеп. металлург, заявили, что если Латвия хочет войти в ЕС, то надо снизить объемы его производства и установить контроль над его мощностями. У других заводов тоже достаточно проблем.

Добавит проблем ожидаемое вступление в ЕС, когда везде потребуется соответствие европейским стандартам. А это дорогое удовольствие. Только требования безопасности труда требуют в среднем по 1500 лат на 1 рабочее место, а еще масса других стандартов и дорогой процесс аттестации на их соответствие. Экспертная оценка сегодняшнего состояния говорит, что примерно 60% существующих производств эту аттестацию не пройдет из-за отсутствия средств. Основная проблема – в пищевой промышленности, уцелевшей после первого десятилетия «реформ». По данным опубликованной статистики МИДа, составленной на базе проведенного опроса, состояние с соответствием требованиям ЕС здесь не радостное: из общего количества предприятий разной величины и специализации – 801, готовы к требованиям ЕС или планируют готовиться – 127 (16%). Судьба остальных 84% – печальна. По расчётам Минфина для получения всех необходимых по требованиям ЕС разрешений и сертификатов предприятиям потребуется истратить 1,2 млд. лат в течении 10 лет. Это гигантская сумма. Она равна сумме всех накопленных прямых иностранных инвестиций в экономику Латвии за все годы независимости. Где взять предприятиям столько денег - неизвестно. Многим придется закрыться, а рабочим – распрощаться с работой и зарплатой.

Многие к этой промышленной катастрофе относятся филосовски – "Ну, что делать, эту промышленность невозможно было сохранить."

Но опыт наших соседей говорит, что это далеко не так. Ранее мы видели, что Латвия всегда по своему развитию опережала своих соседей – Литву и Эстонию. Сейчас положение изменилось коренным образом. По данным за 1998 г, в перечень 100 крупнейших предприятий Балтии входило 18 промышленных предприятий Литвы, 15 предприятий Эстонии и только 6 (!) Латвии. Латвия сейчас - аутсайдер своего родного Балтийского общего рынка.

Например, литовский гигант электроники (несомненно, сейчас он заслуживает такого титула) – паневежиский завод Экранас, производящий телевизионные кинескопы, за 2000 год произвел и продал продукции на 110 млн. долларов, получив только прибыли 13,2 млн. дол. Сравните это с судьбой нашего бывшего электронного гиганта – завода ВЭФ, который когда- то был в 5 раз больше Экранаса, а сейчас произвел продукции на 344 тыс. лат и из-за убыточности вынужден был сократить число рабочих на 50 человек, и его численность теперь –85 человек (можете себе представить лидера латвийской экономики еще со времен первой республики с численностью работающих 85 человек?), а производственные корпуса итальянец Э.Преатони собирается перестроить в торгово-развлекательный центр. В других отраслях промышленности – ситуация такая же: латвийский завод холодильного оборудования «Компрессор» распродал свое оборудование и пропал, а литовский завод холодильников «Снайге» за 2001 год увеличил свое производство на 45%, в 2002 г. инвестирует в развитие 3,5 млн. дол. и планирует по объему производства превысить 50 млн.дол. Шауляйский телевизионный завод Таурас благополучно производит телевизоры и поставляет их во Францию и Великобританию.

Литовские химкомбинаты Ашема и Лифоса производят химические удобрения и продают их по всему свету, в том числе и в Африку. Комбинат Ашема занял на рынке удобрений 17,5% и перепуганные европейцы вынуждены были от него обороняться антидемпиговыми процессами в Брюсселе. Для защиты от него ЕС присудил введение пошлины 5,19%. Так что с литовцами трудно не только латышам, но и европейцам.

А Радвилишкский машиностроительный завод производит сельскохозяйственные машины – для Латвии, в которой благополучно умерло 3 завода сельскохозяйственного машиностроения – Ригасельмаш, Елгавсельмаш и Лиепайсельмаш – это звучит вообще фантастически

А вот другой сосед – Белоруссия. Наша "Альфа", которая до того времени, как превратилась в магазин, была крупнейшим электронным предприятием в Балтии, в 80-х годах, будучи в одном министерстве с минским объединением "Интеграл", много лет с ним соревновалась и 8 лет подряд (!) занимала в этом соревновании 1 место. В Риге на Альфе сейчас магазин, в производстве осталось 150 человек. А в Минске на "Интеграле" работают 20 тыс. человек и он в мире (!) занимает 70% рынка часовых и калькуляторных микросхем и поставляет их всему миру. И если вы имеете калькулятор или электронные часы, все равно, где сделанные, то вероятность, что там стоит Белорусская микросхема – 70%. А белорусский "Горизонт", напарник нашей Радиотехники, делает сейчас полмиллиона телевизоров в год.

Ну, а нам промышленного расцвета не светит и разговоры о реанимации промышленности сейчас слишком запоздали, она умерла. Её умирание все наши правительства в течении 12 лет независимости наблюдали совершенно молча и спокойно, как и Сейм. Проблем не возникало. Знатоки даже трактовали это как торжество и успехи рыночной экономики. Приезжающие западные "советники" неизменно это одобряли – как же, это ведь умирали их конкуренты, что может быть приятнее!

И стоит ли огорчаться? Ведь даже сам Президент Парламентской ассамблеи Совета Европы лорд Рассел-Джонсон высоко оценил успехи Латвии в строительстве капитализма: «Вы пережили бремя нацизма и коммунизма, 50 лет репрессий, поэтому удивительно, что за 10 лет вы столько сделали». А он большой наш начальник.

На месте наших промышленных флагманов продолжают строится торговые центры и центры отдыха. И мы думаем, что это главное свидетельство нашего экономического расцвета, ведь там мы сможем выигрывать деньги в казино и на них покупать то, что нам привезут из Европы и Китая. А свою квоту на промышленные выбросы, установленную Латвии по результатам 1990 года, мы сможем продавать другим, например, Литве или Белоруссии и наше правительство будет иметь на этом 100 млн. долларов. Без каких либо хлопот. Зачем нам промышленность, ведь она дурно пахнет?


Читайте еще по теме
Комментарии
Имя E-mail
 
 
Top.LV